Этот вопрос касается миссии Церкви. И особенно актуален он для евангельских христиан. Если спасение человека заранее определено неизменным Божественным решением, в чем смысл благовестия?

Я никогда не забуду своего ужаса, когда доктор Джон Герштнер задал этот вопрос во время одной из своих лекций. Нас было около двадцати студентов, сидевших перед ним полукругом. Поставил он вопрос так: «Ну что ж, господа, если из вечности Бог суверенно предопределил избрание и наказание, зачем нам вообще думать о благовестии?» Когда профессор начал свой опрос с левого края, я вздохнул с облегчением, потому что сидел последним справа. Я утешал себя надеждой на то, что кто-нибудь да ответит на вопрос прежде, чем очередь дойдет до меня. Но утешение было недолгим. Первый студент ответил на вопрос профессора так: «Честно говоря, не знаю. Этот вопрос всегда меня беспокоил». Второй студент сказал: «И я не знаю». Третий лишь отрицательно покачал головой, даже не подняв глаз. Один за другим все студенты признались в том, что не знают ответа. Костяшки домино стремительно падали в моем направлении.

«Ну, мистер Спрол, а как бы ответили вы?» Мне хотелось раствориться в воздухе или исчезнуть пылинкой где-нибудь очень далеко, но спасения не было. Я, заикаясь, промямлил свой ответ. «Ну же, погромче, пожалуйста», — настойчиво произнес Герштнер. Дрожащим голосом я сказал: «В общем, профессор, я знаю, что вы, наверное, ждете другого ответа, но одна маленькая причина, по которой мы все же должны благовествовать, заключается в том… ну, в общем, как бы это… ну, ведь вы знаете, все- таки Христос заповедовал нам идти и нести Евангелие».

Глаза Герштнера внезапно загорелись. «Ах, вот оно что, мистер Спрол, — сказал он, — значит, одна маленькая причина заключается в том, что ваш Спаситель, Господь Славы, Царь царей заповедовал нам это. Какая маленькая причина, не правда ли, мистер Спрол? Неужели для вас не важно, что тот же самый суверенный Бог, который суверенно предрешил ваше избрание, также суверенно заповедует вам дело благовестил?» О, как тогда я корил себя за то, что произнес это слово — маленькая. Я понял, что хотел сказать Гериггнер.

Благовестие — это наша обязанность. Бог заповедует нам благовествовать. И этого вполне достаточно, чтобы закончить всякое обсуждение вопроса. И все же я добавлю еще кое-что. Благовестие является не только обязанностью — это также и привилегия. Бог позволяет нам участвовать в величайшем деле всей человеческой истории — деле искупления. Послушайте, что говорит об этом Павел. Он добавляет к своей знаменитой девятой главе Послания к Римлянам десятую:

Ибо «всякий, кто призовет имя Господне, спасется». Но как призывать Того, в Кого не уверовали? Как веровать в Того, о Ком не слышали ? Как слышать без проповедующего? И как проповедывать, если не будут посланы? как написано: «как прекрасны ноги благовествующих мир, благовествующих благое!» (Рим. 10:13-15).

Логику Павла понять легко. Он представляет своеобразный список условий, необходимых для спасения человека. Без послания нет проповедников. Без проповедников не будет проповеди. Без проповеди невозможно будет услышать Евангелие. Не услышав Евангелие, невозможно уверовать в него. Без веры в Евангелие нет призыва Бога к спасению. А без Его призыва к спасению нет и самого спасения.

Бог предопределяет не только совершение спасения для избранных, но и средства, ведущие к этому совершению. В качестве средства для совершения искупления Бог избрал юродство проповеди. Я думаю, что Он вполне мог осуществить Свои намерения и без нас. Он мог высветить Евангелие в небе, начертав его Своей святой десницей. Он мог Сам провозгласить Евангелие, собственным голосом огласив его с неба. Но Он решил иначе.

Что за чудесная привилегия — быть использованным Богом в плане искупления. Павел обращается к ветхозаветному отрывку, когда говорит о красоте ног тех, кто несет радость и благовествует мир.

«Как прекрасны на горах ноги благовестника, возвещающего мир, благовествующего радость, проповедующего спасение, говорящего Сиону: «воцарился Бог твой!» Голос сторожей твоих — они возвысили голос, и все вместе ликуют, ибо своими глазами видят, что Господь возвращается в Сион. Торжествуйте, пойте вместе, развалины Иерусалима; ибо утешил Господь народ Свой, искупил Иерусалим» (Ис. 52:7—9).

В те далекие времена новости о результатах сражений и других важных событиях передавались скороходами. Кстати, современные состязания по марафону названы так благодаря выносливости гонца, принесшего своему народу радостную весть об исходе битвы при Марафоне.

Чтобы встречать таких посланников, ставились дозоры. Глаза дозорных были очень остры, а сами они были научены замечать малейшие нюансы в поступи приближающегося вестника. Гонцы, несшие плохие вести, приближались тяжелым шагом. Те же, кто нес радостную весть, бежали легко, как на крыльях. Их поступь говорила о их радости. Поэтому вид гонца, быстро приближающегося и легко бегущего по горам, был для дозорного радостным зрелищем.

Вот и Библия говорит о красоте ног тех, кто несет нам Благую весть. Когда родилась моя дочь и ко мне вышел доктор, сообщивший об этом, я был готов расцеловать его. Мы инстинктивно тянемся к тем, кто приносит нам радостные вести. Я навсегда сохраню особые воспоминания о человеке, который впервые рассказал мне о Христе. Я знаю, что меня спас Бог, а не тот человек, но я по-прежнему ценю роль этого человека в моем спасении.

Приводить людей к Христу — это одно из величайших из когда-либо доступных нам благословений. И принадлежность к кальвинизму не лишает человека этой радости. История свидетельствует, что кальвинисты всегда были активны в евангелизации и миссии по всему миру. Чтобы убедиться в этом, достаточно упомянуть имена Эдвардса и Уайтфилда, а также Великое пробуждение в Америке.

В благовестии нам отводится значительная роль. Мы проповедуем и провозглашаем Евангелие. Это наша обязанность привилегия. Но все взращивает Бог. Мы не нужны Богу для свершения Его намерения. Но Он радуется возможности использовать нас в этом деле.

Однажды я встретил евангелиста, который сказал мне: «Позвольте мне пятнадцать минут побеседовать с любым человеком, и я гарантирую вам, что он примет Христа». К сожалению, он на самом деле верил своим словам. Он не сомневался, что сила обращения заключена исключительно в его способности убеждать.

Безусловно, этот проповедник говорил, полагаясь на опыт своих прошлых встреч. Он благовествовал так убедительно, что (я уверен!) многие люди, остававшиеся с ним на пятнадцать минут, принимали Христа. Конечно, он мог выполнить свое обещание и добиться от человека ожидаемого решения. То, чего он гарантировать не мог, было обращение за пятнадцать минут. Ведь люди могли «выдать» требуемое решение просто для того, чтобы отделаться от навязчивого проповедника.

Нам никогда не следует недооценивать важности своего участия в благовестии. Не должны мы и переоценивать его. Мы проповедуем и свидетельствуем. Мы провозглашаем внешний призыв. Но только у Бога есть сила призвать человека изнутри. И от этого я вовсе не чувствую себя обманутым. Напротив, я спокоен. Мы должны выполнять свою работу, веруя, что Бог будет выполнять Свою.

_____________________

Отрывок из книги Р.Ч. Спрола «Избранные Богом»

Поделиться
Написал Роберт Спрол
Роберт Чарльз Спрол (1939 -2017) - основатель и председатель просветительской миссионерской организации «Лигоньер». Ведущий ежедневной радиопрограммы «Обновление ума». Пастор церкви Св.Андрея в г.Сэнфорд, штат Флорида.