Есть ли причины праздновать?

31 октября многие протестанты отмечают День Реформации. Но некоторым кажется странно праздновать событие, которое разделило Церковь. Разве Иисус не молился о единстве Церкви? Другие без проблем празднуют Реформацию, видя в ней отправную точку всего того, что им дорого в церковной истории.

Как лучше всего современным протестантам смотреть на Реформацию? Думать ли о ней, как о счастливом рождении или же как об ужасном разводе?

С помощью мудрости мы сможем сбалансировать своё отношение к ней, чтобы быть благодарными за достижения Реформации и при этом правильно оценить её исторический контекст и стоявшие перед ней цели. Для этого рассмотрим пять мифов о Реформации, которых нужно избегать.

Миф № 1: Реформация была возрождением Церкви

Некоторые описания Реформации создают картину, будто Церковь умерла, а потом снова вернулась к жизни. Сами реформаторы, конечно, так не думали. Они утверждали, что Бог всегда хранил Свою Церковь, даже во времена самого мрачного разложения, и они направляли свои усилия на её реформирование, а не на возрождение.

Мартин Лютер, например, был твёрдо уверен, что истинная Церковь никогда не умирала, и он смягчал свою критику Римской католической церкви, чтобы показать важность этого: «Мы до сих пор называем Римскую церковь Святой и все её престолы святыми, несмотря даже на то, что их авторитет подорван, а их служители нечестивы… Она всё ещё церковь». Так же и Жан Кальвин отверг идею о том, что Церковь «была безжизненна в течение некоторого времени», и утверждал на основании Евангелия от Матфея 28:20, что «Церковь Христова жила и будет жить до тех пор, пока Христос царствует одесную Отца».

Позже протестантские богословы развили эту концепцию сохранения церкви, в основном как ответ на римско-католическую критику новизны. Фрэнсис Турретен, например, утверждал, что «наша церковь была в самом папстве, ведь Бог всегда сохранял Себе остаток среди Вавилона в соответствии с избранием по благодати». Такие заявления отличали магистерскую Реформацию и основанную ей традицию от более радикального сепаратизма анабаптистов.

Миф № 2: Реформация была отвержением прошлого

Суть Реформации иногда объясняют так, что протестанты отстаивали свою позицию на основании Библии, в то время как католики — на основании традиции (предания). На самом деле большая часть протестантской дискуссии основывалась на свидетельствах Ранней Церкви. Жан Кальвин особенно искусно пользовался трудами Отцов Церкви для этого — как в письменных работах, так и в дебатах. Например, в своём предисловии к «Институтам», адресованном королю Франциску, Кальвин перечислил длинный список вопросов, по которым Отцы Церкви стояли на стороне протестантов и против католиков. Джон Джуэл в своей «Апологии Англиканской церкви» 1562 года сделал такое же обращение, доказывая протестантские взгляды на Священное Писание и Церковь на основе множества святоотеческих источников.

Можно сказать, с некоторыми возможными оговорками, что Реформация была задумана как восстановление Ранней Церкви, а не её отвержение. В своих дебатах с кардиналом Садолето в 1539 году Кальвин сделал точное замечание:

«Всё, что мы стремились сделать — это обновить древнюю форму Церкви… [которая существовала] в эпоху Иоанна Златоуста и Василия Великого у греков и Киприана, Амвросия и Августина у латинян».

Миф № 3: Реформацию никогда прежде не проводили

Лютер был не первым, кто протестовал против злоупотреблений Рима. Он последовал давней традиции инакомыслия. Самыми очевидными примерами, пожалуй, были Джон Уиклиф (умер в 1384), так называемая «Утренняя звезда реформации» в Англии, и Ян Гус (умер в 1415), реформатор из Богемии. Гус стал выдающимся участником Богемской Реформации — движения протеста против Рима, отдельного от Мартина Лютера, которое началось в конце 14 века в Праге и продолжилось военными походами гуситов (одна из их групп позже стала Моравскими братьями).

Существуют и другие традиции инакомыслия, уходящие ещё дальше в прошлое, такие как арнольдисты (последователи Арнольда Брешианского) и вальденсы (последователи Петра Вальдо) в 12 веке или альбигойцы в 12–13 веках. Оставляя в стороне различия между этими группами, у них всё же есть поразительные точки пересечения с более поздним протестантским инакомыслием. Фрэнсис Турретен, например, называл вальденсов и альбигойцев «более чистыми христианами» и утверждал, что они «в основном придерживались той же веры, что и мы». Турретен также обратил внимание на протест против злоупотреблений Рима, который исходил не от отделившихся групп, а изнутри церкви, таких как осуждение поклонения иконам на Франкфуртском соборе 794 года или несогласие с учением о пресуществлении со стороны Ратрамна из Корби в 9 веке и Беренгара Турского в 11 веке.

Миф № 4: Реформация расколола единую Церковь

Реформацию часто обвиняют в её раскольничестве, и нельзя отрицать, что протестантизм привёл к огромному разнообразию конфессий. Более того, к сожалению, многие современные протестанты действуют с сектантским мышлением, которое, кажется, не заинтересовано в достижении единства с другими традициями в Теле Христовом.

В то же время ошибочно думать, что разобщённость началась с Реформации. Во-первых, реформаторы унаследовали уже разделенную Церковь. Напряженность в отношениях между восточной и западной ветвями Церкви назревала с самого начала церковной истории, что в конечном итоге привело к официальному расколу в 1054 году, за пол-тысячелетия до Реформации. Более того, позднесредневековая Римско-Католическая церковь была разнообразным образованием, с множеством своих внутренних противоречий и разделений.

Все мы — протестанты, католики или православные — должны стремиться к единству Церкви, сокрушаться о разделении внутри неё и искать возможности участвовать в решении этих проблем. Но неверно полагать, что виноваты только протестанты.

Миф № 5: Реформация уже не актуальна в наши дни

Некоторые люди в наше время призывают завершить Реформацию. И, безусловно, за последние несколько десятилетий в протестантско-католическом диалоге были достигнуты важные успехи — вспомнить, например, лютеранско-католическую «Совместную декларацию о доктрине оправдания» 1999 года, или вторую публикацию, «Евангелики и католики вместе». Протестанты и католики также могут находить новые поводы для объединения с разными социальными целями из-за растущей секуляризации западного общества.

В то же время богословские разногласия остаются по целому ряду важных вопросов, и в привлечении внимания к таким различиям нет ни раскольничества, ни жестокосердия. Как выразился Джон Грэшем Мейчен:

«Часто говорят, что разделённое состояние христианского мира — это зло, и так оно и есть. Но зло состоит в существовании заблуждений, вызывающих разделение, а вовсе не в признании этих заблуждений, когда они уже появились».

Стремясь к единству Церкви, мы должны признавать, что истинное единство никогда не достигается через пренебрежение истиной. Когда наши богословские разногласия касаются вопросов, жизненно важных для Евангелия, мы должны быть готовы сказать вместе с Лютером: «На том стою и не могу иначе».

_____________________________________

Перевод — Михаил Шевцов для Баптисты Нижней Волги,

Опубликовано на semperreformanda.ru с разрешения переводчика.

Оригинал статьи на crossway.org

Поделиться
Написал Гэвин Ортлунд
Доктор философии, старший пастор Первой баптистской церкви г. Охаи, штат Калифорния, США. Автор книг и статей.