1. Реальность предмета природы. В отличие от восточных философий, многие из которых считают его иллюзией и, таким образом, полагают его изучение неэтичным и неважным. Христианское богословие настаивает на реальности мира как хорошего Божьего творения и, более того, на том, что эта реальность понятна и по существу постижима людьми. Именно исходя из реализма, Коперник разработал новый взгляд на Солнечную систему. (Кальвинизм не идет так далеко, как томизм, и не считает, что мы можем построить естественное богословие с помощью только разума и наблюдений).

2. Любовь к природе. Для протестантских ученых она вытекает из того, что мир есть дело рук Божьих. Они часто находили удовлетворение в исследовании красоты и сложности структуры сложных объектов в ботанике, зоологии и анатомии (Р.105).

3. Слава Божия как центральная тема реформатского богословия. Кеплер писал в 1598 году о том, что астрономы, читающие замысел Бога в книге природы, должны держать в уме не славу их собственного интеллекта, но славу Божию над всем творением (Ibid.).

4. Обязанности благочестия. Кальвин считал, что те, кто пренебрегают изучением природы, повинны в том, что забывают ее Автора. Снова и снова он утверждал, что непосредственное изучение природы проникает глубже в познание Бога, чем просто созерцание. Это обязанность не является законническим бременем, но задачей любви и благодарности. Согласно Кальвину, «те, кто имеет досуг и возможность», не должны пренебрегать такими занятиями, как, скажем, астрономические наблюдения (Р.106). Мы видим этот подход в трудах Томаса Диггеса и Иоганна Кеплера, рассматривавших свои исследования в свете притчи о талантах.

5. Провидение. Мир — это не хаос, но порядок. Тем не менее это не мир механической необходимости наподобие самодвижущейся машины. Это мир под волей и провидением Божиим. Таким образом, понимание естественных причин в волюнтаризме Кальвина отличалось от томизма с его понятием естественного закона, подразумевая определенный детерминизм. В «Наставлении», в главе, посвященной провидению, он говорит, что рука Божия направляет все вещи, которые происходят; порядок исходит от Бога, но чудеса, как отклонения от этого порядка, также являются Божьими. Здесь нет строго богословского различия «сверхъестественного» и естественного; Божье провидение действует одинаково и в полной мере либо непосредственно, либо через вторичные причины в мире (Р.107).

6. Священство всех верующих. Из этого вытекал акцент кальвинизма на права мирян и святость мирских профессий. Этот принцип подразумевает право и даже обязанность самостоятельного изучения Писания без толкований, а также изучения природы безотносительно к древним источникам натурфилософии. Гугенот Бернард Палисси, которого критиковали за незнание греческого и латыни, ответил: «У меня нет другой книги, кроме неба и земли, которые есть у всех, и каждому человеку дано знать и читать эту прекрасную книгу» (Р.109).

7. Свобода совести и терпимость к многообразию мысли. Протестанты исходили из убеждения, что каждый человек принимает на себя ответственность за нахождение истины для себя, без человеческой власти, способной стать посредником между ним и Богом. Хойкаас полагает, что следствием религиозного и политического сектантства легко стало «многообразие научных школ и большая мера научной свободы» (Р.109).

8. Учение об избрании. Макс Вебер и Роберт Мертон полагали, что оно вдохновило аскетическую протестантскую этику, которая привела к экономическому росту. (СЛОЖНЕЕ! — Пер.).

9. Убеждение, что исследование природы может быть практически полезным. Фрэнсис Бэкон был чемпионом этого взгляда вопреки отношению греков и схоластов, для которых это было занятием несолидным или недуховным, ибо нет смысла марать руки трудом и опытами, для того, чтобы разработать способы снятия тягот жизни. Поэтому, например, утверждение, что церкви учат, что проклятия грехопадения, такие как боль в родах, не должны смягчаться лечением — это типичный миф, созданный Дрэпером и Уайтом.

10. Есть две книги Божьи. Природа есть общее откровение от Бога, наряду с Писанием, которое есть особое откровение. Обе эти книги следует читать и изучать, чтобы извлечь из них пользу.

________________

«Религия и становление современной науки» (Hooykaas R. Religion and the Rise of Modern Science. Grand Rapids, 1972. P.105-114).

Перевод Inquisitor Eisenhorn

Поделиться
Написал Рейер Хойкаас
Голландский историк науки, религиовед.