На второй год колледжа я перевелся в Университет Байола, небольшое христианское учебное заведение в Южной Калифорнии. Там я хотел изучать Библию. Мне повезло: греческий язык мне преподавал замечательный текстолог доктор Гарри Штурц. Через несколько недель после начала первого семестра, в пятницу, в жаркий полдень, доктор Штурц сообщил нам, что не во всех рукописях Нового Завета говорится одно и то же. «На самом деле между рукописями существуют сотни тысяч текстуальных разночтений», – спокойно заключил доктор Штурц в конце пары. Затем, не вдаваясь в дальнейшие объяснения, он вышел из аудитории.

Домой в тот день я возвращался в полном смятении. «Как же можно быть уверенными, что наша сегодняшняя Библия – это слово Божье? Откуда мне знать, что Библия не испорчена до полной неузнаваемости?» Несколько лет назад я по- святил свою жизнь Христу. Теперь же хотел знать, не посвятил ли я ее мифу.

Так началось мое путешествие длиною в жизнь – исследование надежности текста Нового Завета. Доктор Штурц хотел, чтобы студенты сами сформулировали свои убеждения и сами изучили свидетельства. Вот почему он не боялся до- вести кого-то из нас до кризиса веры. Именно он вдохновил меня заняться изучением Нового Завета – что я и делаю уже сорок с лишним лет. Постепенно я начал понимать, что все это бесчисленное множество вариантов – лишь часть истории, и важная часть, свидетельствующая о том, что наше Благовестие живо и реально.

В своих странствиях, и научных, и духовных, я понял, как важно для христианина стремиться к истине любой ценой. И то, что я узнал о текстуальных разночтениях и их влиянии на христианскую веру за сорок лет работы и с изданиями Нового Завета, и с сотнями рукописных первоисточников, укрепило мою веру так, как я не мог и вообразить в начале пути.

В этой короткой статье я изложу три основных факта о текстуальных разночтениях Нового Завета и их влиянии на веру христиан.

1.Число разночтений

По самым точным оценкам на сегодняшний день, в известных нам рукописях Нового Завета имеется приблизительно четыреста тысяч текстуальных разночтений. Однако причина такого поразительного множества вариантов – в еще более поразительном множестве рукописей. В античном греко-римском мире невозможно найти абсолютно ничего, что хоть отдаленно сравнялось бы с Новым Заветом по количеству дошедших до нас рукописных копий. От среднего греко-римского автора доходит до наших дней в лучшем случае около двадцати списков, а чаще гораздо меньше. Что же до Нового Завета – ему есть чем похвастаться: 580 списков только на греческом. Но очень рано Новый Завет начали переводить и на другие языки: латынь, сирийский, коптский, грузинский, готский, армянский и арабский. На всех языках существует около двадцати тысяч списков Нового Завета. Правда, большинство из них неполны, а от некоторых остались лишь клочки папируса. Однако манускрипт среднего размера представляет собой более четырехсот пятидесяти страниц.

Но если бы все эти манускрипты в мгновение ока были уничтожены, мы все равно не остались бы без свидетельств. Дело в том, что отцы Церкви с конца I столетия и до XIII века цитировали Новый Завет в своих проповедях, комментариях и богословских трактатах. И даром краткости они не обладали. В наше время известно более миллиона цитат из Нового Завета, почерпнутых из сочинений отцов Церкви. Эти цитаты позволяют воспроизвести Новый Завет практически целиком, и много раз.

А как насчет датировки рукописей?

Часто можно услышать, что лишь очень немногие манускрипты Нового Завета восходят к первому тысячелетию. Это правда – относительная. До 1000 года созданы лишь 15 процентов всех известных нам новозаветных рукописей. Но и это более восьмисот манускриптов – более чем в сорок раз больше среднего объема, который получал за две тысячи лет переписывания средний классический автор! Число рукописей среднего классического автора, восходящих к первым 500 годам после со- здания его произведения, равняется нулю. А у Нового Завета имеется не менее 250 манускриптов – только на греческом, – созданных в первые пятьсот лет после его составления. Из них в первые триста лет был создан первый известный нам полный текст Нового Завета, так называемый Синайский кодекс, а также более сотни рукописей, дошедших до нас частично. И некоторые из этих рукописей, пусть и фрагментарные, восходят к первым десятилетиям после создания Нового Завета.

Само то, что распространением своего учения христиане были озабочены куда больше, чем скрупулезным расставлением точек над i – свидетельство живой силы христианской веры. Но могла ли эта страсть к проповеди привести к искажению учения?

2.Сущность разночтений

Более 70 процентов всех текстуальных разночтений – это различия в произношении, ни на что не влияющие. Еще некоторая часть касается элементов греческого синтаксиса, даже непереводимых на английский (как и на большинство других языков). Существуют синонимичные варианты: например, в разных рукописях используется то слово «Иисус», то «Христос». Значение остается тем же, и никакие богословские проблемы при этом не возникают. Встречаются замены осмысленные, но явно ненадежные – например, если их можно найти в очень немногих или очень поздних рукописях. В результате остается менее одного процента текстуальных разночтений, влияющих на смысл и при этом заслуживающих рассмотрения.

Как пример такого разночтения можно привести число 616 (вместо 666) в качестве «числа зверя» в Откр 13:18. Однако и это разночтение, хоть и осмысленно, и заслуживает внимания, не затрагивает важнейших учений христианской веры.

Самыми крупными сомнительными отрывками на данный момент считаются Мк 16:9–20 и Ин 7:53 – 8:11. Каждый из них включает в себя дюжину стихов. Следующие по вели- чине текстуальные разночтения касаются всего одного-двух стихов. Таких существует около двух десятков. Современные исследователи Нового Завета в целом разделяют мнение о том, что Мк 16:9–20 и Ин 7:53 – 8:11 являются позднейшими вставками: в древнейших и наиболее надежных рукописях их нет и их синтаксис, лексика и стиль не соответствуют синтаксису, лексике и стилю основного текста. Однако и эти разночтения не затрагивают никаких учений. Бесспорно, для многих из нас эти стихи могут быть любимыми, однако их дискредитация ни в малой мере ни ставит под сомнение основы христианской веры.

3.Влияние текстуальных разночтений на веру христиан

Основной вопрос, связанный с текстуальными разночтениями: верно ли, что со времен, когда был написан Новый Завет, христианская вера как-то фундаментально изменилась? Зависит ли воскресение Иисуса от текстуально сомнительных отрывков? Верно ли, что упоминания о божественности Христа имеются только в «подозрительных» стихах? Очевидно, эти вопросы чрезвычайно важны для любого, кто ищет истину о христианстве. Хотелось бы заключить эту статью цитатой из авторитетного ученого, которого многие мусульмане и атеисты, когда заходит речь о текстуальной порче Нового Завета, призывают себе в свидетели.

В приложении к книге Барта Эрмана «Искаженные слова Иисуса» мы встречаем такой диалог между редакторами книги и ее автором:

– Считаете ли вы, что важнейшие положения ортодоксальной христианской веры могут быть в опасности из-за обнаруженных в библейских рукописях ошибок писцов?

Ответ Эрмана красноречив:

– Текстуальные разночтения в рукописной традиции Нового Завета не касаются основ христианского вероучения.

Даже этот скептический, но добросовестный исследователь Нового Завета вынужден признать: ни одному из ключевых догматов христианства разночтения в текстах не угрожают. Многие атеисты и мусульмане, следующие путем Эрмана, чрезвычайно преувеличивают его утверждения и доходят до такого, чего он сам никогда не говорил.

История текстов Нового Завета богата и увлекательна. Но, когда оседает пыль, мы можем быть уверены: то, что имеется у нас сейчас – это в целом (да и в подавляющем большинстве частностей) именно то, что было написано тогда.

 

Поделиться
Написал Дэниел Уоллес
Профессор новозаветных исследований в Богословской Семинарии Далласа. Его учебник по грамматике библейского греческого стал стандартным при обучении в англоязычном мире и переведен на множество языков.