Есть такое понятие как анахронизм. Оно характерно для литературы, кино и других видов искусства, а также для исторической науки. Это когда происходит нарушение хронологической точности и что-то, относящееся к одной исторической эпохе, относят к другой, то есть что-то переносят из будущего в прошлое или наоборот. Выглядят такие ошибки иногда довольно глупо. Например, когда Айзек Азимов пишет в «Конце Вечности» о далеком будущем, где его герои используют перфокарты для программирования компьютера и вывода данных.

Хотя иногда анахронизм используется намеренно для создания комического эффекта. Так, скажем, в диснеевском «Геракле» герои мультфильма практически помещаются в современную нам культуру, хотя по сюжету живут в Древней Греции. Очень смешно получается. Тем же самым приемом пользуется Теренс Х. Уайт в своем знаменитом романе «Меч в камне».

Но иногда перенесенные в другое время события или явления вовсе не выглядят неуместно или смешно в этой другой исторической действительности. Наоборот, очень хорошо вписываются в новую для себя реальность. Причем настолько хорошо, что порой очень трудно понять, что мы вообще имеем дело не с современным нам явлением, а с тем, что имело место много лет назад. Такое происходит в том случае, когда не только некие идеи, стоящие за перенесенным явлением, сохраняют свою злободневность (это то как раз неудивительно, ведь на самом деле и правда ничего нового под солнцем не происходит), но остаются актуальными и живыми даже обстоятельства и мельчайшие подробности события. И вот этот факт, что мы сталкиваемся с явлением прошлого, сохранившим свою жизненность, заставляет нас как-то по-новому взглянуть на нашу нынешнюю действительность, сделать ее переоценку.

Это вступление было необходимо, чтобы подготовить нас к еще одной экскурсии в прошлое нашего братства. Давайте снова обратимся к тому, что писали в журнале «Баптист» более ста лет назад. В №36 в 1911 году была опубликована статья Михаила Тимошенко «Кафедра». Михаил Данилович был известным служителем братства, трудился в Союзе баптистов, был христианским писателем и журналистом, редактором журнала «Слово Истины». К его публикациям (которых в целом было немало) стоит отнестись с серьезным вниманием, поскольку он был человеком образованным и имевшим большой опыт служения, в том числе в непростых обстоятельствах.

Статья «Кафедра» будет здесь перепечатана практически полностью. Это имеет смысл, потому что она представляет собой действительно назидательное чтение, несмотря на годы и даже эпохи (учитывая историю XX века), прошедшие с того времени, когда статья впервые увидела свет. И может именно благодаря своей давности она поможет нам сегодня еще раз оценить современную нам церковную жизнь.

Нет необходимости дополнительно комментировать статью. Все, что в ней содержится, полноценно говорит само за себя. Единственное, о чем хотелось бы попросить: после внимательного прочтения напомните себе, что эта статья написана в далеком (и все же таком близком) 1911 году.

Выводы – за вами, дорогие читатели. /В статье сохранены орфография и стилистика автора. Статья публикуется с небольшим сокращением/

… Великое назначение имеет кафедра в собрании. На ней читается слово Божье. Уже одно ясное, понятное чтение Евангелия доставляет громадное утешение слушателям. Вечные истины его и чудно рассказанные притчи никогда не теряют своей чарующей прелести и самого глубокого значения. Если же к этому чтению добавить умелое, ясное и простое изъяснение, тогда кафедра приобретает еще большее значение. С кафедры дарятся цветы утешения; с кафедры преподается необходимое в жизни наставление; с кафедры летят стрелы обличения; с кафедры звучит призыв к новой жизни, а главное на кафедре исповедуется имя Иисуса. Говорится:
— Приди к Иисусу и живи для Иисуса!
И чем лучшего, полного силы св. Духа проповедника будет иметь собрание на кафедре, тем благословеннее будет оно. Могучее слово достигает глубин души и производит переворот. Поэтому во многих общинах кафедра доверяется достойным лицам, которые не отталкивают слушателей, а привлекают их. На кафедре должен стоять посланник Царя царей, облеченный во все доспехи величия Его.
С особым уважением и серьезностью к делу проповеди относятся баптисты за границей. Все проповедники тщательно и всесторонне изучают слово Божье и подготавливаются для этой деятельности.

У нас, в России пока нет этого и во многих местах у нас кафедра свободна для всех желающих. Нет недостатка и в желающих говорить. И в собраниях иногда говорят по три и четыре человека подряд. Иногда все обходится благополучно, а иногда и нет. В общем хроника кафедры богата всевозможными приключениями.
В более благоустроенных общинах члены стараются избегать неприятностей и дело проповеди поручают более способным и опытным лицам. Обойденные же, но желающие ораторствовать, говоруны остаются этим недовольны и в результате — происходят недоразумения.
Один брат пишет мне: «Отец молодого П. выражает громко свое недовольство на то, что я не приглашаю его сына проповедовать. А как я буду приглашать его, если он еще ничего не знает. Видно, отцу хочется полюбоваться своим сынком на кафедре, да и сын не прочь хоть несколько минут постоять перед слушателями».
Многих юношей привлекает кафедра. И хорошо, если они имеют способность говорить с благословением, таковым путь открыт, но если нет дара, а есть желание — тогда беда. Тогда, если таковой и говорит, то слушателя зевают и «клюют носами», более же нетерпеливые и совсем уходят, а говорящий тоже мучается и потеет. Если же им не приходится говорить, или же очень редко приходится, то в сердце их накипает горечь и недовольство.

Сперджен говорит так: «Люди же неспособные, робкие, не утвердившиеся, преданные своей плотской жизни, — такие люди не годятся для высокого звания пастыря церкви. Ведь есть же такие предприятия, которые мы ни за что не поручим людям слабым или убогим. Если какой-нибудь человек не может работать на крыше, если у него слаба голова и подобная работа для него опасна, — пусть такой человек изберет для себя работу внизу на земле, где ему не угрожает головокружение. Точно так же есть люди с духовными недостатками, которые не могут и не должны принимать на себя высоких духовных обязанностей. Если выпадет на долю такого человека хотя малейший успех, он сейчас же возгордится им, — порок, столь часто встречающийся у наших проповедников, вовсе неслужащий к украшению их, а прямо ведущий к погибели. Если бы мы захотели защищать свой дом от врагов, то мы вооружили бы саблями и орудием не наших мальчиков и девочек. Так и здесь. Нельзя возводить на кафедру для защиты истины всякого новичка, бойкого на язык, но не опытного в духовной жизни. Страх Божий должен руководить мудростью молодого человека, иначе нельзя допустить его к проповеданию Слова» …
Многим старикам также люба кафедра.

Лет 30—40 тому назад, когда дело Божье только начинало развиваться, все было, конечно, в малых размерах. Слово Божье редко кто знал. Поэтому кто бы ни читал тогда Евангелие, — все было ново, невиданно, а поэтому и интересно.
Теперь настало другое время — настали другие люди, появились и другие требования. Те из старых братьев, кого Господь избрал и поставил работниками на Его ниве, известны нам, уважаемы и любимы нами. Но есть и таковые, которые несут на своих плечах только количество лет, да мешок старческой воркотни.
— О, теперь не то, — говорят они. — Когда-то не было этих кафедр, а стояли простые столы и мы в тесноте, да в страхе, чтобы не арестовали нас, проповедовали слово. А теперь нас не уважают, не хотят слушать, обходят. Мы начинали дело, мы страдали и т.д. — и не могут они примириться с новыми требованиями и условиями жизни, смотрят на все подозрительно.
Не смотря на все свое высокое назначение, кафедра иногда служит предметом интриг, исканий себялюбцев, неустройств и страданий в общине. Уязвленная бездарность начинает употреблять клевету, грубую силу, для того только, чтобы не остаться в стороне, незамеченной…
Видимо, ап. Павел хотел успокоить волнующиеся умы, когда писал: «… насаждающий н поливающий есть ничто, а все Бог возращающий».

Поэтому пусть кафедра не будет предметом тщеславных мечтаний юноши и надменных укоров и исканий старика, но пусть кафедра будет местом общения с Богом, дабы собравшиеся верующие могли назидаться и утешаться в Господе, и грешники могли обращаться и верить в искупительную жертву Агнца, ибо — вера от слышания, а слышание от слова Божьего!

Иногда даже мельком брошенный взгляд назад, в наше прошлое удивительным образом открывает нам наше настоящее.

 

Источник.

Поделиться
Написал Игорь Шайфулин
Магистр богословия, преподаватель Новосибирской библейской богословской семинарии.