«Откуда мне знать, что я на самом деле христианка?»

Когда я была подростком, я задала этот вопрос моему духовному наставнику. Ответ, который я получила был обнадеживающим, казалось бы, логичным, но вводил в опасное заблуждение. «Почему ты беспокоишься об этом?» — был ответ. Хотя я забыла детали разговора, смысл был очевиден: если ты боишься попасть в ад и хочешь быть христианином, разве этого доказательства недостаточно?

Казалось, что он привел хороший аргумент. Итак, я радостно продолжила жить, будучи уверенной, что мой билет на небеса уже зарезервирован и ждет пока я его заберу. Я была за Иисуса и против ада.

Конечно, моя уверенность была опасной, потому что тогда я еще не была христианкой.

В действительности, любая оценка спасения человека глядя на его жизнь — опасна, потому что  жизнь, которая со стороны выглядит христианской не обязательно говорит о спасение человека. Обзавестись библейскими привычками и религиозными чувствами может и совершенно не спасенный человек.

Я хорошо с этим знакома, потому что сама была выпускницей Библейской школы, начинающим миссионером и верным благовестником. Но и тогда я еще не была христианкой.

Пока наше главное знание не перейдет в изменяющую жизнь веру, это не библейское христианство.

Боюсь, что многие находят себя в затруднительном положение притворства после того, как выросли «христианами», развили «христианские» привычки и приняли «христианские» идеалы — и все это без какого-либо реального знания поистине узкого пути, ведущего к вечной жизни. Люди стали верить, что жизнь, похожая на христианскую, является достаточной гарантией спасения. И такой самообман опасен — возможно, самый опасный из всех существующих.

Гиблая восьмерка

Вот восемь смертельных способов, при которых мы можем выглядеть, чувствовать и вести себя как христиане, не доверяя на самом деле Христу.

1. Я помолился «молитвой покаяния».

Мы все знаем, что зазубренная молитва не спасает душу, но на конкретную молитву часто указывают, как на главное доказательство спасения. Молитва часто ассоциируется с моментом обращения, но какой бы памятной ни была молитва, спасение происходит только тогда, когда искреннее покаяние и вера (Деян. 20:21) становятся реальностью в сердце человека.

2. Когда я грешу, я испытываю чувство вины.

Независимо от того, является ли человек христианином или нет, требования Божьего закона записаны в наших сердцах, и поэтому мы испытываем чувство вины когда мы совершаем грех (Рим. 2:15). Даже неправедный Исав оплакивал последствия своего греха (Евр. 12:17). Неверующие люди часто чувствуют вину за свой грех, но то, что мы делаем по своему убеждению — каемся ли мы и повинуемся ли Богу, — больше всего говорит об этом (2 Кор. 7:10).

3. Я чувствую близость с Богом.

Чувства — один из самых распространенных обманщиков в наше время. То, что мы чувствуем, быстро возносится до статуса правды. Но правда в том, что мы можем чувствовать множество вещей, которые могут соответствовать, а могут и не соответствовать действительности.

4. Я становлюсь благочестивым.

Это была моя самая большая ошибка: я была убеждена в своем спасении, потому что я была гораздо более похожа на Христа (и смиреннее!), чем большинство других людей. Возможно до своего преображения апостол Павел думал так же. В послании к Филиппийцам в 3 главе апостол говорит, что если кто и имеет причины надеяться на свою праведность, то это он, ведь у него много на то было причин! В действительности же, если говорить о «праведности перед законом», он был «невиновным» (Филип. 3:6). В молодости Павел был бы «благочестивым» по сегодняшним меркам — и он еще не был на тот момент последователем Христа.

5. Я молюсь, читаю Библию и хожу в церковь.

Молитва, чтение Писания, и посещение церкви — это основные привычки в христианской жизни. Однако некоторые люди, посещающие наши церкви не спасены (Матф. 13:24-30). Они лишь пробуют на вкус доброту Слова Божьего, но у них отсутствуют отношения с Богом (Евр. 6:4-9). Повсюду есть неверующие, которые молятся по ряду причин (Мф. 6:5).

6. Бог благословляет мою жизнь.

Бог благосклонно дает солнечный свет и дождь, как христианам, так и неверующим (Матф. 5:45), а также множество других ежедневных благословений (Иак. 1:17). Его общая благодать наполняет наши жизни. Несмотря на то, что мы в праве благодарить Бога за Его доброту, мы не можем полагать, что Его дары подразумевают Его спасительную благодать.

7. Я тружусь для Иисуса.

В Евангелии от Матфея 7:22-23 предельно ясно говорится о том, что те, кто думают, что совершили великие дела ради дела Христа, будут лишены доступа на небо. Никакое количество посещённых малых групп, помощь с проектами для церкви или миссионерские поездки не могут быть гарантиями в спасении. Многие с таким резюме услышат леденящие душу слова Спасителя: «Удалитесь от меня, Я никогда не знал вас» (Матф. 7:23).

8. Я знаю Иисус умер и воскрес.

Это, безусловно, самое обманчивое, из того, что может рассматриваться, как духовный плод. Согласие с фактами написанными в Евангелии не является эквивалентом спасающей веры. Только подумайте, демоны имеют более глубокое богословское понимание, чем любой из нас, но ни один из них не спасен (Иак. 2:19). Пока наше главное знание не перейдет в изменяющую жизнь веру, это не библейское христианство.

Выход из гиблой восьмерки

Все эти аргументы моей уверенности были частью моей «христианской» жизни. Я определенно выглядела, чувствовала и вела себя как христианка, обманывая себя (и всех, кто знал меня) десятилетиями. И все же, вопреки здравому смыслу, теперь этот же стиль жизни служит доказательством реального спасения.

До обращения я была похоронена под тяжестью конформизма. Я хотела делать то, что, как я думала, должны были делать христиане, и делала это изо всех сил. Годами я была занята тем, чтобы быть как христианка.

Затем наступил день, когда Бог показал мне мой грех — день, когда я по-настоящему поняла, что означает отделение от святого Бога. Это был день, когда я отвернулась от моего греха (даже от греха, облеченного в форму «христианской жизни»), чтобы доверять тому, что Христос сделал на кресте, чтобы дать мне прощение. С этого момента моя уверенность в спасении не имела ничего общего с тем, что я сделала, или могла сделать или еще сделаю; вместо этого она была связана с тем, что Христос уже совершил. Моя уверенность обратилась к Нему, и нет более надежного упования.

Но вот ирония: когда выглядеть по-христиански уже не было моей высшей целью, я стала последователем Христа по-настоящему (1-е Ин. 2:3-6). Когда мы уповаем на Христа, христианская жизнь появляется естественным образом.

Для человека, который находит покой в Боге, благочестивые привычки, идеалы и привязанности не вытекают из соответствия с христианской культурой. Такого рода свидетельств недостаточно. Наш плод исходит из сердца преображённого Святым Духом (Иез. 36:26) через прощение, найденное в Иисусе (Деян. 10:42-43).

И когда наш фокус зафиксирован на одном Христе, вся уверенность, которая приходит от благочестивой жизни становится причиной для большой радости! Когда мы знаем, что наше спасение заключается в Нем, то благочестивая жизнь, в которой мы молимся, посещаем церковь, читаем Библию и движимы убеждениями, становится прекрасным доказательством Божьей работы в этой жизни со Христом.

Жизнь, которая выглядит христианской никогда не будет достаточным аргументом нашего спасения, а жизнь, прожитая во Христе — всегда им является. И в этом мы можем и должны быть уверены.

 

___________________________

Оригинал статьи на thegospelcoalition.org

Поделиться
Написал Хизер Пэйс
Жена пастора Библейской церкви "Компас" расположенной в Алисо-Вьехо, Калифорния. Она является мамой четырех девочек и автором книги "Truth 4 Women".