Мартин Кальвейт 20 августа 1867 года крестил первого русского баптиста Никиту Исаевича Воронина.

Мартин Кальвейт родился в семье лютеран в 1833 г. В литовском городке Тоураге в Ковельской губ., около самой прусской границы, которая жила в большой бедности. Отец был крестьянин, мать умерла, когда мальчику не было и года. Из-за отсутствия в городке школы он остался без школьного образования, — недостаток, который он ощущал всю жизнь. В 13 лет отец отдал мальчика «в люди» на два года. Через некоторое время он по совету старшей сестры начал изучать токарное дело. Он вернулся в родной город и там устроился работать на мельнице, его взяла к себе жить большая семья по фамилии Вал. Как раз в тот момент, когда Мартин попал в эту семью там происходило духовное пробуждение.

Через чтение Библии, эта семья обратилась к Господу. Мартин женился на сестре главы семьи, скромной красавице Генриетте. После вступления в брак он, по роду занятий, столкнулся с семьей новых родственников —  немецких баптистов, которые открыли ему Евангелие. Через некоторое время он покаялся перед Господом и в мае 1858 года присоединились через водное крещение к немецкой баптистской общине города Икшен. Через пять лет они переехали на Кавказ, где нес воинскую службу брат Мартина. Семья Кальвейтов переселилась в Тифлис, верующих было только четыре человека: он, его жена Лена и две сестры. Они регулярно собирались на домашние богослужение и через некоторое время в Тифлисе уже было 15 баптистов. Валькевич утверждает, что Кальвейтом были крещены «брат его Карл… Турецко-поданный И. В. Каргель…, прусско-поданный инженер Фридрих Кильблок и др». Все они были немцы. Несмотря на то, что священник Калистов позже обвинял в своих статьях Кальвейта в проповеди Евангелия русским, сам Кальвейт пишет в своих воспоминаниях: «Среди русских название наше, которое мы носили, никому еще не было известно. Отношения с русскими начались спустя несколько лет через бр. Якова Деляковича Делякова» (Кальвейт «Автобиография»). Согласно  В. В. Иванову («Очерки по истории русского баптизма») Н. И. Воронин некоторое время тайно ходил в семейство Кальвейтов. Вместе с ними читал Священное Писание.  20 августа по старому стилю Кальвейт преподал крещение в реке Куре ночью Никите Исаевичу Воронину, который стал первым русским баптистом и основателем первой русской общины баптистов.

В 1871 году у Мартина Карловича умерла жена, оставив ему сына и двух дочерей. Через некоторое время он женился на Марии Ивановне, сестре из Одессы.

Через несколько лет Кальвейт с группой немецких верующих присоединился к русской баптистской общине Тифлиса. Он вспоминает: «Наше же немецкое собрание в то время расстроилось, так как многие поразъехались. Тогда я сказал жене своей: «Пойдем посмотрим, что делают наши русские братья!» Мы пошли и сейчас же всецело примкну­ли к ним». Иванов вспоминает несколько иначе: «Соединение русских баптистов с Кальвейтом и его родными происходило с большими затруднениями. Вера хотя была у всех одна, но наука и обычаи были различны, и поэтому слияние их порождало много скорби для Тифлисской церкви. Русские баптисты хотели держаться во многом молоканских обычаев при богослужении, как-то пение псалмов по молоканский, при пении и молитвах делать поклоны и проч. Немцы хотели все русское и молоканское сразу изгнать при богослужении и все поставить на немецкий лад, петь песни духовные и не петь псалмов по молокански. При молитве не делать поклонов, после обеда не творить молитву и проч. … Воронин сам, а в особенности жена его твердо держались всех молоканских обычаев». Валькевич так описывает объединение немецких и русских баптистов в Тифлисе: «По сведениям, относящимся к 1873 году, стремления русских баптистов в Тифлисе, особенно Павлова, к сближению с немцами-баптистами было не особенно удачно: из последних один только Кальвейт с семейством и инженер Кильблок, составлявшие особую партию среди немцев-баптистов, участвовали с русскими баптистами в собраниях, в «вечере» и т. д.; остальные немцы-баптисты (в том числе и Карл Кальвейт) уклонялись от сближения с русскими баптистами, «почитая их за не возрожденных», «не за братьев». Первое, чем помог Кальвейт русским верующим, это научил их петь гимны. Он переложил ряд немецких гимнов на русский язык. Так появились песни «Любит лишь Христос безмерно», «Я нашел себе спасение» и другие. Кальвейт пишет в своей автобиографии: «С великим страхом и трепетом я приступил к делам, которые мне никем из людей не были поручены». Ему нужно было проповедовать Евангелие русским людям! Кальвейт начал активно трудится и столкнулся с незнанием русского языка, в 35 лет он начал изучать русскую азбуку. Целую неделю он тренировался читать главу из Священного Писания, которую предстояло читать в церкви на воскресном богослужении. До прибытия Павлова из Гамбурга, Кальвейту приходилось проповедовать каждое воскресение. Позже в 1882 году Н. И. Воронин издаст первый русский сборник духовных гимнов «Голос веры». Именно Кальвейт убедил общину послать в 1875 году учится в Гамбург в миссионерскую школу И. Г. Онкена молодого В. Г. Павлова. В 1877 году Кальвейт был избран в церковный совет общины, а в 1880 году рукоположен на служение диакона Тифлисской церкви.

Очень интересно мнение Кальвейта относительно миссионерской деятельности. 27 мая 1879 года состоялось заседание Тифлисской общины посвященной миссии. Много было споров о том, стоит ли жертвовать, нужно ли поддерживать миссионеров и проповедников или лучше раздать эти деньги нищим. Кальвейт высказался очень ясно: «Если для кого затруднительно жертвовать для миссии, тот пусть не жертвует, если будет недостача, я готов пожертвовать более. Но проповедники нам необходимо нужно, потому что все заняты земными делами, свободных от земных занятий нет». За проповедь Евангелия в 1891 году Кальвейт был сослан на пять лет в Герюсы в маленькое глухое местечко Зангезурского уезда. Чрез него верующие с воли передавали пожертвования узникам, так как в местах ссылок не было возможности заработать, и семьи голодали, жандармы узнали об этом и сослали Кальвейта под свой надзор в Ереван. После истечения пятилетнего срока ему добавили еще три года ссылки. После ссылки Кальвейт вернулся в Тифлис. Во время революции 1905-1907 годах Мартин Карлович потерял все свое имущество. Его взяла к себе жить старшая дочь, которая вышла замуж за А. Я. Реймера и поселился в станице Прохладной Терской области (ныне город Прохладный). В 1918 году его расстреляли  красноармейцы. Ему было 85 лет.

Поделиться
Написал Алексей Синичкин
Историк. Автор более 20 статей и книг по истории евангельского движения. Служитель церкви ЕХБ "Поклонная гора" в г. Санкт-Петербург