Роберт Дженсон однажды сказал, что богословие – это некий вид “грамматики”. Можно сказать, что церковь, как община, говорит на “христианском языке”, а богословие формулирует правила, синтаксис и семантику, этого языка.

Слово “теология” (θεολογία), состоящее из двух греческих слов Теос (θεός — Бог) и Логос (λόγος — слово), буквально означает “слово о Боге” или «учение о Боге». Мы занимаемся богословием, когда говорим о Боге, и теология как многогранная дисциплина описывает, кто такой Бог и что Он делает. Когда мы говорим, что “Бог есть любовь”, что “Иисус есть Бог” или что “мы нуждаемся в Спасителе”, то занимаемся богословием, потому что говорим о Боге. Теологией также является, когда мы указываем на прямые качества Бога – например, Бог благой; или когда указываем на то, что Он говорит о нас — например. что мы грешны по свой природе.

Итак, богословие – это язык христианства. И нам, христианам, следует больше, чем кому-либо, говорить о Боге – постоянно и заразительно. Однако многие ведут себя так, словно богословие есть нечто чуждое природе и делам Бога. Они говорят: любящий Бог – это отношения, а не набор доктрин. Для них теология – это академические упражнения для богословов, которые не особо важны для повседневной христианской жизни. Для таковых богословие – это нечто внешнее, не имеющее отношение к сердцу.

Когда богословие воспринимают как академические упражнения для элиты немногих, его хочется отбросить как ненужные кандалы, которые сковывают сердце. Но правильно понимаемое богословие дает свободу и направляет к вечности, потому что невозможно быть христианином без христианского богословия. Христианство без богословия – немая, безжизненная религия. Христианский Бог Сам определяет и демонстрирует богословие. Я не могу говорить о своей жене, не описывая ее той, кем она является; так и христиане не могут без богословия описывать Бога.

Итак, теология – это грамматика христианской веры. Мы не можем обойтись без нее. Не можем ее игнорировать. И я полагаю, что важность богословия можно выразить с помощью пяти основных концепций.

1. Бог Библии – богословский Бог

Это утверждение особенно очевидно в свете того, что мы только что говорили о буквальном значении слова “теология”. Но важно глубже понять эту мысль.

Когда Бог говорит “Я есмь сущий” (Исх. 3:14), то этим подразумевает, что Он суверенен, и что мы должны поклоняться Ему и доверять Ему. Когда Иисус говорит “придите ко Мне все труждающиеся и обремененные и Я успокою вас» (Мф. 11:28), то подразумевает, что Он суверенный, но также и благой, любящий и милостивый.

Когда Иисус говорит, что “Дух научит вас всему и напомнит вам все, что Я говорил вам“ (Ин. 14:26), то подразумевает, что Бог настолько посвятил Себя миссии наставления нас богословию, что решил “обосноваться” в нас самих (1 Кор. 6:19). Библия учит нас и показывает, как нужно передавать другим истину (Иуд. 1:3; 2 Тим. 1:14). Теология важна в глазах Бога.

Природа проповедует о Боге (Пс. 18:2), и Сам Бог говорит о Себе Самом (Ин. 14:26). Мы говорим о Нем, когда славим Его, и говорим о Нем, даже когда отвергаем Его. В конечном счете, даже атеисты – “самые рассерженные в мире богословы” – говорят о Нем, утверждая Его “ненужность”. Никуда не деться от “богословского” Бога.

2. Библия – богословская книга

Библия – само Слово Бога (2 Тим. 3:16-17). Ее слова исходят от Самого Бога и указывают на Него. Ее слова объясняют нам, Кто Он, и кто есть мы в отношении к Нему. Библия – это богословская книга, потому что говорит о Боге.

Когда вы читаете Писание, вы окунаетесь в богословие.

Когда мы наставляем кого-нибудь, или когда Слово Божье наставляет нас, – это процесс пропитанный богословием. Некоторые из самых влиятельных на планете христиан, принимающих Библию как Божье Слово, не особо, кажется, любят теологию. Им не нравится, что она “разделяет” христиан или, как они думают, мешает “истинному служению”. Однако, если они читают Библию, то читают о характере и делах Бога. Они уже “по уши” в богословии.

3. Евангелие – богословское послание

Евангелие означает “Благую весть” и часто описывается как послание или провозглашение. Евангелие проповедует ту благую новость, что Иисус восседает сейчас на троне и что ни в каком другом имени нельзя найти спасение (Деян. 4:12). Евангелие связано с миссией Триединого Бога, занимающегося претворением Своего искупительного плана. В Своей любви Бог послал Своего Сына победить грех и смерть. А Сын послал Святого Духа, чтобы сделать нас способными жить в свете этой победы.

Мы не верим в так называемое “евангелие” мормонов или свидетелей Иеговы. Они предлагают искаженное богословие о том, каков Бог и каков Иисус, и что означает вечность с Ним. Их теология ведет к погибели. Разница между истинным и ложным евангелием – это разница между провозглашением истинного и ложного богословия.

4. Церковь – рупор богословия

Когда Иисус говорил Своим ученикам, что “врата ада не одолеют церковь” (Мф. 16:18), то излагал им богословскую истину. Церковь, как Божий народ, вооружена такой теологией, которую дьявол не может уничтожить. Сатана знает богословие очень хорошо –даже “бесы веруют и трепещут” (Иак. 2:19). Сатана рупор лжи и ненависти в истинному богословию. Церковь же являться рупором и провозглашает любовь к истинному богословию.

Когда верующие собираются по воскресеньям на богослужение, они провозглашают царем Бога – не сатану. Мы говорим Богу, друг другу и этому миру, что нас объединяет не хобби и не какие-то люди, проекты, но богословие. Мы поклоняемся одному и тому же Богу. Нас изменило одно и то же Евангелие, которое основано на одном и том же богословском фундаменте.

5. Христианская жизнь – это богословие на практике

Кевин Ванхузер убежден, что богословие формирует “пьесу” христианской жизни, что оно является сценарием разворачивающейся драмы “Божья работа в этом мире”. Своей жизнью мы демонстрируем свое богословие, то есть то, во что мы верим. Если мы следуем “сценарию”, практикуя и живя по библейскому богословию, то показываем другим, каков Бог и что конкретно Он совершает в этом мире.

Наша теология не может быть отделенной от нашей жизни. Рассел Мур пишет:

“Богословие, отделенное от миссии – а значит, отделенное от той жизни, к которой нас призывал Иисус, – это не библейское богословие. Иисус Христос сказал, что Его овцы слушают Его голос и бегут на этот голос. Слушание голоса Христа создает некое движение, движение вперед. Истинное богословие своей конечной целью ставит вопрос не “что”, но “Кто”. Такая теология показывает нам, как Бог спроектировал эту вселенную в соответствии с образом и характером Иисуса Христа; как, в конечном итоге, Он все объединит во Христе; как во Христе Бог реализует Свой план примирения людей с Собой и друг с другом, даруя, таким образом, свободу вселенной стать тем, для чего она и задумана – быть театром Божьей славы”.

Другими словами, если мы не верим в правильное богословие, наша жизнь не сможет правильно отображать Бога. Бог не просто хочет, чтобы у нас была правильное богословие. Он хочет, чтобы мы передавали это богословие и другим людям в этом мире. Поэтому мы, как Его ученики, призваны делать учеников. Это – повеление, чтобы мы говорили другим о Боге и говорили правильно. Мы хотим, чтобы народы не просто услышали о Боге, но чтобы познали Его именно так, как Он открылся через Писание.

Поделиться
Написал Брендон Смит
Является редактором Центра Баптистского Возрождения и является одним из организаторов подкаста Word Matters. Автор нескольких книг и многочисленных статей.